Озонотерапия — какие плюсы

204

Не так давным-давно была проведена встреча между корреспондентом одного из региональных изданий и популярным специалистом Павлом Иващенко. И вот какие проблемы на ней подымались…

Может ли назначить озонотерапию, предположим, терапевт областной поликлиники и платное ли лечение?

Детям все эти процедуры мы выполняем даром, а взрослым — за деньги, кстати, не очень-то и большие: озонотерапия обойдется вам не дорогостоящей, чем лекарственные препараты. Я не уверен в том, что озонотерапию или, например, грамотный комплекс по крепкому питанию вам предложит участковый терапевт, скорее, он подберет новоиспеченную комбинацию лекарственных препаратов.

Павел Павлович, зачем вам как главврачу необходимы новые технологии?

Видно, натура такая — мне всегда охота нового оборудования, применения новых методик, более эффективного лечения. Я занимаюсь и наукой, и практикой — тружусь над докторской диссертацией и оперирую больных детишек, в год делаю 350-400 операций. И я же не одинешенек такой в Биробиджане. У нас в маленькой области из трех детских хирургов два кандидата наук, причем мой коллега Игорь Дмитриевич Муратов готовится в декабре нынешнего года отстаивать докторскую диссертацию, а я планирую защиту докторской на следующий год.

Для сравнения: в Хабаровском кромке 50 детских хирургов, однако кандидатов наук среди них нет. Труд практикующего врача дает богатейший материал для научных изысканий, обобщений и даже открытий — так, мы открыли безоперационный метод лечения щитовидной железы, желая пока документального подтверждения этого открытия у нас нет. Я мечтаю о стройке хорошего детского реабилитационного центра в Биробиджане и надеюсь, что это не утопия, что будут оружия на этот объект. Во всяком случае, поддержку, в том числе финансовую, обещает мэр города Александр Аронович Винников.

А что вас как ребяческого доктора больше всего тревожит в состоянии здоровья детей?

Я произнесу немного о другом, что особенно беспокоит меня как врача. Лечение детей имеет свои особенности, его успех зависит от трех сторонок: врача, больного ребенка и его родителей. Очень часто я сталкиваюсь с целейшей безучастностью родителей к здоровью ребенка и не могу понять ее вин. Как вы расцените тот факт, что после выписки ребенка из больницы после операции мама так и не ведает, какой доктор его оперировал? Лишь мизерное количество родителей остается в больнице во пора операции, чтобы узнать ее исход. Раньше я это объяснял для себя доверием к докторам, а потом убедился, что причина — просто в родительском равнодушии. Мама не может посидеть у ложи своего сына или дочки ночь после операции — отчего? Стоит ли удивляться тому, что дети, вырастая, становятся так же черствы и безразличны к своим родителям?

Я думаю, что у нынешних пап и мам не все в порядке с пониманием отцовского и материнского длинна. Очень часто родители просто отсутствуют в лечении ребенка. Граждане должны ведать, что нет ни одного правительства в мире, которое бы полностью переложило на себя ту попечение о ребенке, которую должны взять на себя его родители.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ